Поздравляем маму Наталью, папу Игоря и сестрёнку Стасю с Рождением Максима!

Наше другое направление:

Психологическое консультирование в центре Свободное Рождение

Мы ВКонтакте:

flowers
flowers

Новогодний ребёнок. Все живы вопреки прогнозам.


Опубликовано: газета «Исцелитель» №3, декабрь 2002 г.

Текст: Надежда Кузнецова 

Две очень разные, но в чём-то и очень похожие истории.
Во-первых, героини обеих историй — женщины примерно одного возраста, решившие, несмотря на имеющиеся проблемы, успешно родить второго ребёнка.
Во-вторых, в обоих рассказах речь идёт о невероятных с точки зрения официальной медицины вещах.
И, в-третьих, пройти через все трудности и сделать казалось бы невозможное обеим женщинам помогли специалисты Санкт-Петербургского “Центра по подготовке к естественным родам”, а именно — Светлана Игнатьева и Анна Хромова — профессиональные целители с многолетним стажем работы.

История первая

“Новогодний ребёнок”

“Если я не рожу естественным путём, то не смогу чувствовать себя полноценной женщиной!” — с этой фразой героиня нашей первой истории решительно и настойчиво вступила в будни Клуба беременных и молодых мам. Ей было тогда 34 года. В прошлом — два Кесарева сечения. Второе из них — четыре года назад — закончилось рождением дочки. Беременность протекала нормально, но роды длились долго. Когда в роддоме сменилась бригада дежурных врачей, то роженицу взяли на стол только на основании уже бывшего Кесарева сечения в анамнезе, не спрашивая её о согласии.

С первой же беременностью, закончившейся первым же Кесаревым сечением, была просто фантастическая история. Тогда женщина обратилась к каким-то экстрасенсам с просьбой: “Можно ли предохраняться от беременности “энергетическим” путём?” Сказали: “Можно”, и сделали. А через некоторое время, как говорят в народе, “залетела”. Кинулась к экстрасенсам, те: “Мы заслон поставили, быть не может, это просто задержка”. Как ни странно, женщина им поверила, и верила вплоть до таких сроков, когда не заметить беременность было просто невозможно. Казалось, ей послать бы тут этих экстрасенсов подальше, но она снова к ним:  — “Что мне делать?” — и слышит ответ: — “Мы доступ ребёнку перекрывали, значит, душа к нему не допущена. Это вообще не человек, только мозг развивается, без души. Избавляться надо”. Вот она и пошла к врачам, избавляться. Сроки большие, планировали искусственные роды, но что-то пошло не так, и взяли на операцию. Плод, конечно, не выжил.

Так вот, близилось появление на свет второго, желанного и ожидаемого ребёнка. До родов всего ничего — полтора месяца. Женщина была настроена очень решительно: “Хочу рожать сама!” Эта идея руководила ею как чёткая внутренняя программа. Возможно ли помочь? Возможно. Предстояла серьёзная подготовительная работа. Но здоровье у будущей мамы было хорошее, и настрой позволял рассчитывать на успех. В этом “горении”, в этой готовности ко всему женщина иногда даже “перегибала палку”: у неё появлялось слепое перекладывание ответственности на специалистов: “Делайте со мной, что хотите”. Приходилось возвращать её к реальности, напоминая, что беременность и роды – это, прежде всего, дело и ответственность самой беременной и рожающей.

Но так ли уж и необходимо было стремиться во что бы то ни стало рожать самой, подвергать риску себя и ребёнка, ведь за плечами целых два Кеса­евых сечения? И так ли уж верно утверждение: “Естественные роды — полноценная женщина”? Увы, верно. В момент родов происходят мутационные процессы под действием сильных энергетических потоков, происходит качественное перерождение и становление человека. Наша же героиня больше стремилась к полноценности в сексуальном восприятии, надеясь, что естественные роды избавят её от уже имевшихся проблем секса. Она хотела этого прежде всего для себя. Но с точки зрения специалиста в области сенсологии Кесарево сечение пагубно отражается и на ребёнке: отсутствует завершённое психическое и зафизическое развитие, отсутствует последовательное раскрытие энергетических центров, особенно 6-го и 7-го, что приводит к ограниченному и неустойчивому вниманию в восприятии реальности. Так что стремление рожать естественным путём совершенно оправдано со всех точек зрения, а легкомысленно частое применение Кесарева сечения традиционными врачами свидетельствует скорее о недооценке его последствий для рождённого существа, кем оно в итоге окажется.*

Итак, началась работа. Пациентка была у Анны Хромовой на индивидуальном социальном сопровождении. Эта форма взаимодействия подразумевает глубокий и практически постоянный контакт целителя с его клиентом, что позволяет поддерживать и корректировать его психофизическое состояние не только при личных встречах, но и на расстоянии. Женщина очень добросовестно выполняла все рекомендации: занималась дыхательными упражнениями, купалась в проруби (была поздняя осень), ходила в сауну, бегала по 8 км, активизировала энергетические потоки, свечения, насыщения, слушала ребёнка и общалась с ним.

Однозначной цели рожать дома не было. Настрой был – избежать операции, и вести роды максимально мягко, естественно, не исключая варианта обращения к официальной медицине. Аня и её клиентка поехали во 2-й роддом заключать договор о платных родах. Здесь нужно упомянуть имя врача, которая в дальнейшем участвовала в родах, и у которой  родили порядка семи человек, про­ходивших подготовку в Центре у наших специалистов. Полей Ксана Михайловна сама в какой-то степени владеет целительскими практиками и старается более чутко и внимательно заниматься своими пациентками. Но даже она в этой ситуации явно перестраховывалась и не верила в возможность естественных родов: “Мы, конечно, дадим вам порожать, но если что не так, то —  сразу на стол”. Позиция же заведующих дородового, послеродового и хирургического отделений была более жёсткой: “Самоубийца! Убьёте ребёнка и сама умрёте!” Обработка психики и запугивание были мощнейшие: “Матка в местах швов тоненькая как лист бумаги, при схватках она расходится, и женщину даже не довезти до больницы!” Тут Аня воочию увидела меру решимости своей клиентки, та не позволила себя запугать, написала отказ от дородового отделения, и твёрдо стояла на своём: “Хочу быть нормальной женщиной!”

В течение всего сопровождения пациентка чувствовала себя великолепно, активно. Беременность протекала спокойно. И вот пришло время родов. 31 декабря — не раньше и не позже! Время праздника, время светлых состояний, время отпускания деловых и личных связей, накопившихся за год, время проявления высоких светлых Сил, как христианских, так и богов русских языческих культов. Всё это помогало, создавало особую, облегчающую роды обстановку. Помогали родственники, молившиеся за рожающую. Помогали другие специалисты Центра, всегда бывшие в курсе происходящего и на расстоянии поддерживавшие процесс. Роды с этой точки зрения были необычно открытые, но любое участие шло на пользу.

Длились роды 28 часов. Аня с рожающей находились дома. Пациентка вела себя идеально, полностью контролировала процесс, всё время находилась в погружённом состоянии, слушала, чувствовала, насыщалась. Аня корректировала ситуацию. Если у роженицы на энергетическом уровне чувствовалось ослабление процессов, то занимались физическими нагрузками с особым типом дыхания, ходили гулять в парк. Если активизация приближалась к критической, то пациентка сидела в ванне с тёплой водой и расслаблялась. Темп схваток, сами схватки — всё шло идеально. Так встретили Новый Год. Вот уже головка ребёнка опустилась на тазовое дно, и тут наступило то, что в медицине называется родовой слабостью третьего периода родов — сил не хватало. В этот период уже невозможно сделать Кесарево сечение. Когда женщина это поняла, то – «О, отлично, резать живот не будут!» — её внутренняя «программа» закончилась, следовательно, иссяк и потенциал. Перепробовали все состояния и различные процессы. Тщетно. Ждали долго — 6 часов. При этом мама владела энергетическим насыще­ием и своим собственным, и ребёнка, поэтому оба не страдали. А потом почувствовали, что ждать дальше бессмысленно, и поехали во 2-й роддом.

Через одну минуту после приезда в больницу женщине сделали разрез промежности, и ребёнок вышел сам, без потуг.

Конечно, врачи орали. Безусловно, ругались страшными словами. Никого не предупредив, взяли роженицу на операционный стол, и под общим наркозом сделали внутриматочное отделение плаценты. Однако…

Однако: ребёнок — мальчик — родился “в рубашке”, но врачи при всём желании не смогли придраться к его здоровью. Ксана Михайловна Полей, опытная врач-акушер, делавшая ручное обследование матки изнутри, сказала: “Никаких рубцов я не нашла, матка абсолютно гладкая! В следующий раз я возьму Вас на естественные роды” и призналась, что ни за что бы не позволила в этот раз рожать само­тоятельно. Мама и сын в хорошем состоянии выписались из роддома на 3-й день, и сейчас продолжают занимаются в Клубе беременных и молодых мам.

В заключение хочется подчеркнуть, что задача естественных родов была достигнута благодаря трём моментам.

  • Во-первых, это настрой мамы, который позволил ей создать вокруг себя благоприятнейшие условия.
  • Во-вторых, это трудоёмкая и глубокая работа целителя, в том числе целенаправленные занятия с маткой женщины, направленные на восстановление мышечных волокон, на достижение синхронизированной работы мышц, на улучшение их электрической проводимости.
  • И,  в-третьих, специалисты Центра принимали участие во всех моментах подго­овки и проведения родов, и их согласованная деятельность дала свои положительные результаты.

*Кесарево сечение – извлечение плода и последа через разрез в стенке матки с последующим её ушиванием. Эту операцию производят при невозможности родоразрешения через естественные родовые пути (например, при значительном сужении таза), а также в тех случаях, когда другой способ родоразрешения представляет опасность для жизни матери или плода (напр., при некоторых болезнях сердца у женщины, тяжелом позднем токсикозе беременных, неправильном положении плода). Кесарево сечение может быть выполнено до начала родовой деятельности или во время родов. (Из медицинской энциклопедии)   

История вторая

“Все живы вопреки прогнозам”

В октябре года N приходит вставать на учёт в женскую консультацию одна беременная на сроке 12 недель. Смотрят на неё врачи, всплёскивают руками и говорят: “Срочно на аборт!” — и добавляют (чуть не написала “добивают”) — “Иначе умрёте в родах Вы, и умрёт Ваш ребёнок”. Теперь всплёскивает руками уже сама беременная и мчится на консультацию к целителю Светлане Игнатьевой, которую ей порекомендовали знакомые.

Светлана внимательно слушает, просматривает ситуацию, руками решает не всплёскивать, а спокойно нашей беременной говорит: “Я за тебя выбор делать не могу. И гарантий, что всё хорошо будет, тоже дать не могу. Вижу: шанс есть. Если решишь оставлять ребёнка, то буду участвовать, помогать”. И отпускает пациентку домой принимать решение, а уж потом отзваниваться — спокойно, взвешенно, руками никаких истерик не вытворяя.

Шутки шутками, а ситуация у героини нашего рассказа весьма серьёзная. Ей 36 лет. Есть муж, есть сын восьми лет, и есть пришедшее в полную негодность здоровье: барахлящие клапаны сердца, недостаточность сосудистого кровообращения мозга, очень слабое зрение, застарелый гастрит. Она на инвалидности, не работает, и даже на улицу выйти без сопровождения не может — теряет сознание. “И с таким “багажом” — второго ребёнка?! Да полно, сказки-то рассказывать!” — примерно так и рассуждают врачи, настоятельно рекомендуя женщине идти на аборт.

Сам же муж потом признался, что безумно устал от вечно болезненного состояния своей жены: постоянно на таблетках, жутко мнительная и глубоко погружённая в переживание собственных недомоганий. Его это, как говорится, “достало”. Что делать? И мужчина решил “встряхнуть” свою жену, здраво рассудив, что забота о будущем малыше заставит женщину вылезти из болота ипохондрии.

А для неё самостоятельно принять решение очень трудно. Ведь раньше за неё всегда это делала мама, но она умерла год назад от рака прямо на руках у дочки. Тогда всю ответственность за жизнь семьи взял на себя муж. Ах, как же это сложно: вдруг, не опираясь ни на кого, взять ответственность за себя!

Тем не менее, выбор сделан. Звонок Светлане, и начинается глубокая индивидуальная работа. Встречи еженедельно, если нужно — два раза в неделю. Обычно, если у женщины отсутствует какая-либо патология, то она занимается на курсе подготовки к родам и ходит в Клуб, общаясь с другими беременными и молодыми мамами. И основные энергоинформационные процессы, на которых заостряется внимание в таком случае — это, во-первых, энергетическое насыщение зоны 1-го и 2-го центров (низ живота, область матки), а во-вторых, осознанное взаимодействие с ребёнком (общение, воспитание, совместные выходы сознанием из тела). В описываемой же ситуации всё обстоит наоборот.

Первые два-три месяца — сеансы чисто целительского плана, Светлана целит сердце, голову, глаза. И пациентка уже гораздо лучше себя чувствует: не задыхается в метро и с удивлением обнаруживает, что может теперь ездить по городу одна, без “поводыря”.

Обучать её первые месяцы чему-либо из практик самовосстановления или взаимодействия с ребёнком практически невозможно. Почему? Во-первых, мама не понимает, как это на самом деле важно – общаться с малышом, а всецело обеспокоена своим здоровьем. Во-вторых, сложности в обучении характерны для многих людей, привыкших перекладывать ответственность за свою жизнь на других, жить “за чьей-то спиной”. Привычка жить за счёт чужого биоэнергетического потенциала очень сильно мешает почувствовать и развивать свои собственные естественные способности. Однако постепенно, по мере повышения резерва энергонасыщенности и по мере улучшения здоровья, у женщины появляется чувствительность, она сама занимается дыхательными практиками, пластикой движения, слушает энергетический поток.

Идут месяцы. С точки зрения акушера-гинеколога беременность развивается идеально. Женщина периодически посещает женскую консультацию, и результаты её обследования — артериальное давление, динамика веса, анализы крови и мочи — не дают ни малейшего повода для госпитализации. Тем не менее, каждый визит в консультацию требует последующей “реанимации” целителем. Врачи пугают, накручивают. Их можно понять, но не оправдать, ведь в данной ситуации человеку с ранимой и восприимчивой психикой требуется поддержка, а не запугивание. Рекомендаций прервать беременность больше не слышно, но та первая фраза, которой встретили женщину гинекологи — “Умрёте в родах Вы, и умрёт Ваш ребёнок” — крепко засела в голове женщины.

Безусловно, этот навязчивый страх, эта невольная кодировка должны были рано или поздно проявить себя. Это произошло за месяц до родов. Специалисты знают, что в это время матка стоит максимально высоко за весь период беременности, в буквальном смысле подпирая желудок. А у нашей пациентки — Вы помните? — хронический гастрит. Светлана рассказывает: “У женщины изначально был очень сильный зажим в области солнечного сплетения. И когда ребёночек подрос и поднялся к этой области, то мама просто его туда “не пустила”. Плод повернулся и встал в матке не то чтобы поперечно, а косо. Пришлось его уговаривать развернуться, направлять мягко руками, расслабляя одновременно зону солнечного сплетения. Ребёнок в результате встал в матке как положено, и состояние в конце сеанса было мягкое, светлое”. А ночью звонок: “Я умираю, приезжай!” Дикие боли внизу грудной клетки. Что такое? Ответ Светы: “Да это же обострение гастрита”. Позанимались, и боли уходят. Пациентка даже делает вид, что верит Светлане, а на самом деле: “Гастрит?… Мне ведь обещали, что я умру, вот это, наверное, оно и есть”. Следующая ночь, и опять боли, и вызов неотложки. Сме­шно, но заключение приехавшего врача именно такое, чтобы снять у пациентки установку о неминуемой смерти: “Да это же обострение гастрита. От этого ещё никто не умирал”. Женщина успокаивается, и пугающие боли исчезают в течение недели.

Следующий разговор с пациенткой состоялся по телефону примерно через четыре недели: -“Вот, звоню из роддома, всё хорошо, но второй день восстановиться не могу, большая обессиленность.” На удивлённый проясняющий вопрос  Светланы — “Из роддома?… Так ты что — родила? Как всё прошло?” – как бы между прочим отвечает:     — “Да всё нормально. Два дня назад родила. Утром схватки начались, всего два раза потужилась и днём уже родила. Девочку”.

И это тот истеричнозадёрганный человек, который несколько месяцев назад спрашивал своего целителя при каждой встрече: “Со мной всё будет хорошо? Нет, правда, со мной всё будет хорошо, да?” Куда делись страхи, кодировки и мнительность? Исчезли, растаяли. И пусть.

Цель “родить и выжить” достигнута. Достигнута благодаря работе такими способами, которые создают у человека ощущение полной естественности происходящего. И результат работы воспринимается как “иначе и быть не могло”. Вероятно, так даже лучше. После родов у мамы не обострилась ни одна болячка. И ребёнок — девочка 2500 г — абсолютно развитая и здоровая, так что специально заниматься с ней целительством не требовалось.

На этом история и завершилась? О нет! Визит Светланы к молодой маме домой. Девочка — ей уже годик — сладко спит в кроватке. Чу! Глазки приоткрываются, а потом широко распахиваются, в них радостное узнавание. На личике расцветает широкая улыбка! Ребёнок встаёт в кроватке, тянется руками к целителю. Света берёт её на руки, и та крепко-крепко обнимает свою “вторую маму” за шею. Вы расстрогались? Я — да. Ребёнок, с которым Светлана во время беременности общалась гораздо больше, чем мама, более обеспокоенная тогда своим здоровьем, узнал целительницу и обрадовался встрече. Лучшего “спасибо” за работу и не придумаешь!